Зимняя ловля без насадки

0
433

В последнее время в адрес газеты опять начали поступать письма, в которых читатели отстаивают идею о том, что истинно спортивной ловлей рыбы является ловля именно приманкой без использования каких-либо животных или растительных насадок. Лично мне такой подход очень нравится, но!

Здесь нужно уточнить, что в литературе и в обиходе у рыболовов уже как-то принято под безнасадочной снастью понимать отсутствие на крючке приманки естественного происхождения. Прежде всего, это относится к мотылю, опарышу, личинкам «репейной» моли, ручейнику, червю, а также к тесту, хлебу или зернам злаковых растений.

мормышки для рыбалки без насадки

Почему я говорю, что письма стали поступать опять? А потому, что много лет назад в отечественном, спортивном мире, когда наши команды даже еще не участвовали в чемпионатах Мира и Европы, периодически происходили обсуждения вопросов о сути спортивной ловли, об условиях проведения соревнований, о разрешенных на соревнованиях снастях, насадках и прикормках и даже об этичности самих соревнований. А поскольку наши спортсмены и судьи «варились в собственном соку», то эти вопросы не только обсуждались. Самостийно придуманные «новшества» постоянно испытывались на практике.

Здесь следует оговориться и расставить точки. Тридцать лет назад под соревнованиями по спортивной ловле рыбы подразумевались любые «культурные» мероприятия, если их называли соревнованиями, вводили какой-либо критерий выявления победителя и создавали определенный круг участников.

Любая ловля рыбы разрешенными для любительской ловли снастями и способами считалась спортивной. Началом современной спортивной ловли рыбы в условиях соревнований можно считать кубковые встречи команд Ленинграда и Москвы. Так вот. До того момента, как сборная команда страны впервые приняла участие в международных соревнованиях, все внутренние соревнования можно было считать действительными, как бы не изменялись правила их проведения и положения об их проведении.

Я лично участвовал в соревнованиях, когда по положению о проведении соревнования нельзя было прикармливать рыбу, или нельзя было сверлить больше трех лунок, или нельзя было использовать в качестве приманки на крючке «кембрик», или нельзя было ловить рыбу на любых чужих лунках, или нельзя было использовать приманки естественного происхождения. Но все такие соревнования не являлись, не являются, и не будет являться квалификационными до тех пор, пока правила их проведения не будут соответствовать международным.

Как показала практика тех лет, как только начинаются попытки ввести в положение о соревновании пунктов, которые затрудняют поимку рыбы по сравнению с привычной ловлей, то сразу же начинается «химия». То есть сразу начинаются попытки обойти правила, обмануть судей и соперников. Чтобы не быть голословным, приведу два наиболее ярких примера из моей практики.

Первый случай произошел во время отборочных соревнований на РСБ «Большая Волга», когда было принято административное решение запретить прикармливать рыбу. Аргументацией такого решения было то, что, дескать, одни спортсмены привозят с собой килограмм мотыля, а другие, более бедные, всего двести граммов. Аргументация абсурдная по нескольким причинам.

Во-первых, лично мне довольно трудно представить себе, сколько же лунок нужно просверлить и прикормить во время ловли мелкого окуня в «Первом техническом заливе» для того, чтобы успеть скормить килограмм мотыля. И двухсот граммов бывает много, если ловля происходит среди зимы, в те дни, когда рыба малоактивна.

Во-вторых, апелляция к бедности абсурдна по двум причинам, поскольку любой из участников во время обычной ловли на Истре или Рузе подлещика меньше, чем полкило мотыля на день, никогда не брал. И ссылка на бедность становится даже неким издевательством, если вспомнить о том, что до сих пор сборная команда России ездит на чемпионаты Мира и Европы на собственные средства.

В результате, на тех соревнованиях никто из участников рыбу, естественно, не прикармливал, но вот руку, которой брал из коробки мотыля, после смены насадки мыл в лунке обязательно.

Второй случай произошел во время кубковой встречи четырех сильнейших команд Москвы на Рузе в районе РСБ «Щербинка». По непонятным причинам судьи непосредственно перед соревнованием объявили о своем решении запретить использование кормушек. Учитывая то, что в конце марта на водохранилище течение уже достаточно чувствительное, такое решение вызвало некоторое недоумение. Но в результате, те спортсмены, кто бурил лунки, бросал в них большие горсти мотыля и ловил в лунках, расположенных ниже по течению, в конечном итоге и победили.

Правильной ли была та победа, ответ на этот вопрос пусть останется на совести главного судьи.

К чему я об этом вспоминаю. А к тому, что если есть конкретные предложения об изменении спортивных правил, то эти предложения нужно присылать в организации, ответственные за утверждение и выполнение правил. А уже эти организации сочтут или не сочтут нужным выходить с предложениями в международные организации.

Я очень хорошо понимаю читателей и рыболовов, которым непонятны или не нравятся правила проведения соревнований. Но они зачастую забывают, что утвержденные правила должны неукоснительно выполняться только на тех соревнованиях, по результатам которых участнику имеют право присваивать спортивный разряд.

Все другие соревнования могут проводиться по любым правилам, которые не противоречат правилам любительского рыболовства в данном регионе. Вплоть до того, что в тех районах, где разрешен лицензионный лов сетями, можно устраивать и соревнования по ловле сетями.

Приведу очень интересный пример. В то время, как рыболовы-поплавочники разыгрывали призы очередного чемпионата Мира в Италии, в той же Италии проходил «чемпионат Мира» по сбору белых грибов. Главное, чтобы существовали официальные правила для проведения таких соревнований и чтобы эти правила признавались странами-участницами.

Однако вернусь к самому началу. Как я уже сказал, мне лично очень нравятся предложения читателей, вот только тогда у нас появляется разночтение, что такое спортивная ловля.

До тех пор, пока международные правила разрешают использование насадок, ловля на мотыля будет спортивной. Ловлю без использования естественный насадок я бы назвал, чтобы не путаться, «мастерской» или как-нибудь иначе. Освоить такую ловлю может любой рыболов и в этом нет ничего сложного, но вот, как и в любом деле, дойти до действительного мастерства может не каждый.

Однако, смею утверждать, что в условиях ловли рыбы на неограниченной акватории, «средний безмотыльщик» становится классом выше «мастера мотыльщика». И прежде всего по качеству рыбы, которую он ловит. Поэтому есть полный смысл подробно остановиться на безнасадочной ловли зимой на мормышку. Мне легче рассказывать о своем опыте ловли в той последовательности, как я сам ее осваивал. Поэтому я начну с обычных мормышек.

Традиционные мормышки

Еще в далеком детстве я вычитал о том, что можно ловить рыбу без насадки на очень маленькую, светлую мормышку, если ей придать очень высокую частоту колебаний. Практически все мои пробы тогда не увенчались успехом. Окунь клевал на «голую» мормышку лишь тогда, когда жирующая стая окуней в охотничьем азарте нападала на любую мормышку, как только она опускалась в лунку. Говорить во время такой ловли о какой-либо игре, форме или цвете мормышки не приходилось, ибо рыба хватала все движущееся.

Справедливости ради нужно заметить, что тогда и ловил я на крупные по нынешним меркам «магазинные» «овсинки» и «клопики». Когда появились на свет мормышки из тяжелых сплавов, размер приманок стал уменьшаться, а случаи поимки рыбы на мормышки без насадки стали учащаться. Со временем я понял, что если использовать достаточно мелкую мормышку на тонкой леске, то форма мормышки уже во многом перестает играть роль. Во многом, но не во всем. Во время плохого клева форма, размер, цвет и игра мормышки имеют решающее значение.

Понятие мелкая мормышка очень относительно и мормышка, мелкая для одного водоема и условий ловли, может быть крупной для ловли в других условиях. Приведу несколько примеров. Мы ловили окуней на Рузском водохранилище с глубины до трех метров на мормышки диаметром около двух мм.

После поимки двух-трех штук на мотыля окуни начинали хватать мормышку без насадки. Если мормышка была чуть больше, то как только рыба срывала насадку с крючка, поклевки сразу же прекращались. А в это же время местный рыболов не менее успешно ловил с глубины 14 метров подлещиков и даже лещей на классическую «уралку» черного цвета с бусинками на крючке вместо мотыля.

Когда я впервые ловил со льда на Валдайском озере, то часа три не мог понять, почему на местах, где по всем признакам должно быть много мелкой и некрупной рыбы, она отказывается клевать, несмотря на хорошую погоду. Тогда я взял в руку удочку, оснащенную более крупной мормышкой, для ускорения поиска на большой глубине и после того, как перестал подсаживать на крючок мотыля, начал успешно ловить и окуней, и плотву. Очевидно, что рыба в таких водоемах просто не замечает мелкие мормышки.

Во время ловли на Волге от Кинешмы до Саратова я почти каждый раз убеждался в том, что относительно крупная мормышка без насадки на порядок эффективнее по сравнению с мелкими «спортивными» мормышками с мотылем или «репейником» на крючке.

Игра

Сначала я тратил много времени на то, чтобы подобрать игру к каждой мормышке, но со временем понял, что подбор игры важен лишь для специализированных мормышек, созданных специально для ловли без использования насадки на крючке. Если ловить на обычные мормышки традиционных форм, то эффективная игра может быть как очень быстрой, так и очень медленной.

Те рыболовы, кто часто ловит окуня на неглубоких местах, наверняка замечали, что если вести мормышку в быстром темпе колебаний, то после подъема мормышки на некоторую высоту (полметра-метр) и начинаются поклевки. Обычно такие факты списывают на то, что окунь поднялся в полводы и брать у дна не желает. Но то же самое происходит и когда проводку мормышки начинают не со дна. Тогда следует объяснение, что окунь с каждой проводкой поднимается все выше за мормышкой.

Может, так оно и есть, если вы ловите на мормышку с мотылем. А вот, когда вы ловите без насадки, тогда, как я считаю, происходит следующее. Начало проводки рыболову выполнять удобно, и он четко ведет приманку, придавая ей выраженные колебания с большой частотой. После подъема удочки на высоту около полуметра играть становится не так удобно. Соответственно частота игры снижается и именно в этот момент происходит хватка рыбы. Я сам, когда наступает такая ситуация, начинаю проводку с самого начала более плавно. И окунь начинает брать, не дожидаясь, когда мормышка поднимется на большую высоту.

Я давно понял, что игра «безмотыльной» мормышкой вовсе не обязательно должна быть быстрой. Рыболовы, живущие в Строгино, много лет назад изобрели снасть для ловли окуней, которая состоит из обычной мелкой мормышки и специального кивка. Кивок представляет собой длинную конусную и плоскую металлическую пружину. Рыболов делает взмах удильником, после которого система кивок — мормышка приходит в состояние затухающих колебаний. В тот момент, когда амплитуда и частота колебаний достигает какого-то определенного значения, следует хватка рыбы.

Подводя краткие итоги сказанного, можно утверждать, что ловить без насадки можно и на обычные мормышки, которые создавались для ловли с насадкой. Но для эффективной ловли нужно потратить много драгоценного времени на подбор и мормышки, и игры. Грамотные рыболовы во время ловли на мормышку с приманкой периодически пробуют ловить и без насадки на ту же снасть, но это лишь указывает на то, что для целенаправленной ловли без насадки нужна и специализированная снасть, и техника, и тактика ловли. Об этом мы поговорим в дальнейшем.

Одной из первых безнасадочных мормышек стала так называемая «уральская», или просто «уралка». Конструкция этой мормышки, безусловно, была создана на основе классической уральской мормышки, которую описывал Л. П. Сабанеев. Классическая уральская мормышка, по современным понятиям, представляет собой микроблесну с подвеской, которая характерна для всех современных мормышек. При такой подвеске на леске мормышка не висит, подобно блесне, вертикально, или, подобно балансиру, горизонтально, а занимает среднее, промежуточное положение.

Для меня «уралка» еще в далеком детстве стала первой безмотыльной мормышкой. Когда заканчивался дефицитный мотыль, мы с друзьями переходили на ловлю без насадки. В первые рыбалки мы вместо мотыля подсаживали на крючок кусочки сала или теста, но было замечено, что это имеет смысл во время ловли плотвы и подлещика с глубины от пяти метров и глубже.

Во время ловли на мелководье окуня или плотвы лучшие результаты были, когда крючок был совершенно свободен. Объяснение этому было достаточно легко найдено в «лабораторных» условиях, то есть в банке с водой на кухонном столе. Во время ловли с большой глубины достаточно крупной рыбы на относительно толстую леску использовались крупные мормышки.

Для того, чтобы игра мормышки была размашистой и привлекательной для рыбы, можно и нужно создать дополнительное сопротивление нижней части мормышки. Это легко достигается подсадкой на крючок или одного мотыля, или кусочка теста, или бусинки. Тогда крупная мормышка совершает колебания не только в вертикальной плоскости, но и в горизонтальной, рис.1.

Если ловля происходит на мели, то используется мелкая мормышка. Подсадка на ее крючок какой-либо насадки не приводит к появлению колебаний в горизонтальной плоскости, за исключением тех случаев, когда глубина очень небольшая, а леска исключительно тонкая. Более того, боковые колебания ощутимо появляются лишь тогда, когда подвеска мормышки близка к горизонтальной, рис. 2. Именно поэтому мормышки, которые получили название «муравей», несмотря на ожидания рыболовов, практически не «работают» как безмотыльные, если их размер меньше какого-то критического.

Крупные же «муравьи» довольно часто и успешно используются во время ловли без насадки. Крупные «муравьи» без насадки, как правило, эффективны во время ловли с небольших глубин (до 3-4 м), и, что очень важно, так это подобрать цвет мормышки. Нередко наиболее уловистыми становятся муравьи не традиционного черного, а зеленого, коричневого и темно-фиолетового цвета.

Для полноты картины, считаю нужным упомянуть и об исключениях. Мелкие, а точнее, самые мелкие черные «муравьи» становятся очень эффективными в определенных случаях, а вернее, при определенных условиях ловли. Так, я с друзьями несколько лет подряд ездил ловить зимой в устье речки Кокотки. Хорошая ловля начиналась в тех местах, когда по льду уже шла талая вода. Мы выбирали склоны затопленного русла с глубиной подо льдом от одного до полутора метров.

В уловах преобладал некрупный окунь и мелкая плотва, изредка «влетал» приличный подлещик. Тяга к новым местам привела меня к самому устью речки, в то место, где ее ширина была еще метров сорок, а вот глубина подо льдом составляла несколько сантиметров. Коловорот выбрасывал из лунки мутную жижу, но я знал, что если здесь крутиться, то муть только будет способствовать клеву. Подо льдом ощущалось несильное течение, и муть быстро оседала.

Обычно в таких случаях рыба начинает клевать сразу же после осветления воды в лунке. Но ничего подобного не происходило. Когда проходил около старых лунок, я видел следы сухарей в них. Но прикармливание лунок и сухарями, и мелким мотылем не возымело никакого эффекта. Оставалось идти на обучение к «местным» старожилам, которые невдалеке что-то все-таки ловили. И ловили, как оказалось, вполне приличную плотву.

Ловили исключительно на очень маленькие «муравьи» без подсадки чего-либо на крючок. Техника игры заключалась в следующем. Мормышку опускали практически до дна, а удочку клали на лед. Поклевка выражалась в подъеме сторожка. Плотва брала в рот чуть дрожащую на течении мормышку и продолжала движение в сторону речки. Из разговора выяснилось, что, в отличие от рек бассейна Рыбинского водохранилища, здесь плотва так ловится, уже начиная с середины февраля.

Мормышки с «лыской»

Для того, чтобы разнообразить игру «уралки» можно пойти двумя путями: или изменить подвеску мормышки на леске, или изменить тело мормышки и его сопротивление в воде. Очень мелкая «уралка» настолько похожа по своим колебаниям в воде на «овсинку» или «капельку», что нет смысла даже сохранять форму «уралки». С тех пор, как появились мормышки из вольфрамовых сплавов, мечтой многих рыболовов стали «уралки» из вольфрама. Лично я не вижу в них никакого смысла. Результатом тяжкого труда ручной обработки твердого сплава является хорошая мормышка, но не уникальная по уловистости.

Намного проще и главное эффективнее на теле мормышки в форме овсинки или капельки сделать плоскую площадку или выемку, как это показано на рис.3. Площадка, которая получила среди рыболовов название «лыска», настолько относительно велика, что оказывает огромное влияние на игру мормышки.

Интересно то, что изначально лыску на мормышке делали не для изменения игры, а с целью увеличения зацепистости мормышки. Ведь на мелкие мормышки ставят и более мелкие крючки, а лыска увеличивала расстояние от тела мормышки до жала крючка. Но оказалось так, что даже небольшая лыска почти автоматически переводила традиционную мормышку в разряд безмотыльных. И не просто безмотыльных, а наиболее эффективных. Произошло это за счет того, что сопротивление в воде тела мормышки значительно возросло, и у мормышки появился дополнительный спектр достаточно мощных колебаний, воспринимаемых рыбой.

Если на крючок мормышки с лыской насадить даже самого мелкого мотыля, то рыба начинает клевать, если игра мормышки неспешная и плавная. Если с крючка снять любую приманку, то рыба активно атакует мормышку во время игры с высокой частотой и маленькой амплитудой.

Для безмотыльной ловли, как показала практика, можно одевать на крючок только микроскопические кусочки самого тонкого кембрика, и то лишь для того, чтобы изменить цветовую гамму окраски мормышки. Если говорить о цвете тела такой мормышки, то лучше, чтобы оно было или цвета вольфрама, или цвета красной меди, но не полированное. В некоторых случаях очень эффективны мормышки ярко-красного и желтого цвета.

Очень важен размер тела таких мормышек. Как показала практика многих лет, лучшими являются мормышки с размером тела 2-3 мм, или массой 0,1-0,25 г, если они изготовлены из вольфрамового сплава.

Мормышки с лыской наиболее эффективны во время ловли окуня и плотвы до глубины 3 метра. Но рыболову важно иметь в своем арсенале и более «глубинные» приманки. И это особенно насущно в середине зимы, когда крупный окунь предпочитает глубины 5-6 м. Попытки сделать вольфрамовые мормышки с лыской размером 5-6 мм не увенчались ощутимыми успехами. Рыба клевала, но тогда, когда на крючке находился мотыль или «репейник».

Можно лишь предположить, что сопротивления лыски на больших мормышках было недостаточно для того, чтобы ощутимо изменить движение большой массы тела мормышки. Тогда появились так называемые плоские мормышки, рис.4. У такой мормышки роль лыски с максимальной площадью выполняет вся верхняя, плоская поверхность. Для большей подвижности масса мормышки была снижена за счет того, что была убрана и нижняя часть тела. Произошло это сначала неосмысленно, а просто в результате проб и ошибок. Исторически первые плоские мормышки были изготовлены из круглых плоских серебряных электрических контактов.

Первые пробы показали, что мормышки просты в изготовлении, но очень капризны в игре. Из десятка с виду совершенно одинаковых мормышек путем натурных испытаний обычно отбиралось не более 2-3 штук. Остальные не «работали» и отбраковывались. Помогало в отборе лишь то, что каждая мормышка или «работала», или нет, середины не наблюдалось. Переделать неработающую мормышку практически не удавалось, и из нее выпаивали крючок, который впаивали в другую мормышку, (хорошие крючки были тогда в большом дефиците).

Для того, чтобы расширить возможности ловли на разных глубинах, в теле мормышки иногда сверлили два отверстия для лески. Если глубина была больше трех метров (ориентировочно), то леску продевали в отверстие, которое расположено ближе к крючку. Идея оказалась хотя и тяжело выполнимой, но очень перспективной.

Все сложности, связанные с изготовлением хорошей мормышки, заключались в точности изготовления. Это была практически ювелирная работа. Отверстия для лески и крючка нужно было сделать абсолютно ровно и точно по оси заготовки, крючок должен быть впаян максимально глубоко в тело мормышки, то есть все его цевье было впаяно в тело. Диаметр тела мормышки был относительно велик и достигал 6-7- мм, из-за этого нужно было очень точно настроить снасть на выбранную глубину ловли, иначе или мормышка не играла, или вела себя непредсказуемо. При резких движениях мормышка начинала скакать, а должна была мелко колебаться.

Рабочая игра мормышки заключается в частом и мелком колебании, которое похоже на колебание контакта в электрическом реле. (Может быть, из самого наблюдения за работой реле и возникла идея о форме и материале для новой мормышки.) Такие мормышки работали только как безнасадочные, даже маленький кембрик на крючке делал из мормышки просто кусочек металла. Даже толстый крючок мог сделать мормышку не рабочей. Трудности изготовления привели к тому, что от круглых мормышек быстро перешли к мормышкам в форме семечка, но об этом мы поговорим в следующий раз.

А. Яншевский
«Российская Охотничья газета № 04 — 2002 г.»

Отправить ответ

Оставьте комментарий!

avatar
wpDiscuz