На льду, как в лаборатории

0
41

…Уже в разгаре ловли я начал сознавать, что судак дважды нападал на блесну, когда она далеко уходила за пределы водяного столба, очерченного размером лунки, и некоторое время лежала на дне.

Хватки ощущались еще до того, как блесна отрывалась от дна. Я еще только начинал подтаскивать блесну, как вдруг чувствовал, что ее захватило что-то тяжелое.

lovim-sudaka-zimoy

Как же это могло случиться? Лежит на глубине тонкая пластинка металла. Пластинка шевельнулась, скользнула по дну — и тут же хватка. А как же оказался в пасти рыбы крючок? Что же, судак втягивал и его вместе с потоком воды? И вообще, как происходит поклевка судака на блесну, играющую в толще воды.

То ли он идет к лунке стороной, крадучись, и нападает на блесну внезапно; то ли стоит и длительное время наблюдает, как она поднимается, опускается или выравнивается в затухающих движениях, наблюдает до того мгновения, пока какое-то движение приманки не побудит его к действию…

Если бы можно было видеть, как играет блесна на большой глубине, если бы знать, какая особенность игры привлекает судака!

Эти мысли волновали меня на одном из плесов Верхней Волги, где собралось много рыболовов. В иных местах весь лед был в блюдечках синих лунок. Когда забрезжил рассвет, судак охотно брал на блесну. В отдельных лунках поклевки кончались борьбой с рыбой, и кипела тогда рыбацкая страсть. Но вот на востоке посветлело небо, окрасилось лучами восходящего солнца, и все замерло. Я и теперь еще помню, с каким прилежанием и упорством «изматывал» свою блесну, чтобы удлинить ее проплыв от центра лунки. Но все было тщетно. Поклевки не повторились.

Да, механизм действия блесны пока до конца не раскрыт. Не раскрыто и значение ее. Блесна спиннинга движется иначе, чем при отвесном блеснении, и фактор внезапности имеет тут решающее значение. В отвесном блеснении другие условия, другая обстановка.

Судак, да и не только он, нередко берет висящую блесну. Берет ее в состоянии покоя. И хотя такому покою предшествуют движения, его продолжительность вполне достаточна, чтобы хищник «разобрался» в обмане и не принял тонкую пластинку металла за живую рыбку, которая к тому же ведет себя необычно — не пытается удрать. Чем же объяснить поклевки на неподвижную приманку? Голодом, реакцией на раздражение, привычкой охранять покой от назойливой мелочи, которая в дни нереста сама льнет к судакам, чтобы полакомиться их икрой? Или это простое любопытство?

Рыболовы знают: судак принадлежит к семейству окуневых. А окуни нередко собираются у зимней блесны и чего-то выжидают. Это легко наблюдается в дни перволедья. Но не каждый рыболов видел, как берет окунь блесну. То ли собравшиеся полосатые хищники чувствуют, что за ними наблюдают, то ли «стесняются» нападать всем скопом на одну беззащитную рыбку. Только в большинстве случаев поклевка происходит при странных обстоятельствах.

Лежит рыболов на льду у лунки. Одна рука «козырьком» над глазами, в другой — удильник. Глаза направлены в одну точку: мерцающий кусочек металла, а рядом — окуни. Они глядят куда угодно, только не на блесну. И вдруг откуда-то со стороны мелькнет темная полоса и затмит мерцание…

Нельзя ли допустить такую же картину на невидимой глубине, «заменив» окуней судаками? Увидеть это не так просто. А допустить можно. Бывают же случаи, когда судак стучит, как окунь. Это видно по сигнальной пружинке, поставленной на хлыстике удильника. Стучит вяло, даже слабее окуня. Пружинка едва вздрогнет — раз, два — и успокоится. Через несколько встряхиваний прикосновения повторяются, а подсечка опять безрезультатна. И только на третий или какой-то другой раз на крючке повисает судак.

Значит, все же бывает: судаки стоят и наблюдают. Чем же объяснить их выжидание? Ведь от того, что продлится игра блесны, образ приманки не изменится. Измениться может характер бросков и колебательных движений. Получив привычные для хищника формы и признаки, только они могут вызвать агрессию. Только они могут имитировать поведение живой рыбки, изменяющееся в зависимости от сезона и других условий.

Но если взять действительность блеснения во всем его многообразии, то многие рыболовы подтвердят, что в ловле судака и других хищников блесна нередко имеет символическое значение. Щука, например, берет только падающую блесну. Это ее типичная поклевка. Но бывают щуки особенные: хватают висящий, слабо колеблющийся тяжелый конусообразный груз с впаянным в него крючком. При мне на одном из окских затонов рыболов отмерял глубину, чтобы поставить живцовую удочку. Совершенно неожиданно на тройнике, который был вколот в пробочку глубомера, «забрыкалась» щука.

Судак удивительно разборчив и непостоянен. Такие «странности», такая «утонченность» вкуса, что можно только теряться в догадках. Рыболов опустил в лунку бойкого пескаря и, чтобы привлечь внимание хищника, потихоньку поднимал и опускал живца. Раздразнить судака ему не удалось. Тогда он решил привлечь его другим способом: в полуметре от первой лунки прорубил вторую и опустил в нее длинную блесну «чехонь» с серебристым покрытием. И судак клюнул не на пескаря, а на длинную, в 12 см, блесну! Рыболов только пожал плечами. «Кому что нравится», — сказал он и любопытства ради снова запустил блесну. Второй судак забился на льду…

Распространено мнение, что к мелкому пескарю судак относится с неудержимым пристрастием, что мелкую блесну предпочитает крупной. А в том затоне, о котором я писал выше, да и в других местах, бывают моменты, когда он ловится преимущественно на очень длинные узкие блесны. Много еще всяких странностей проявляется во вкусах судачьего племени. Но рыболовы неистощимы на выдумки и непрерывно «угождают» этим вкусам.

О блеснах для подледной ловли можно написать целую монографию — столь увлекателен этот предмет. У настоящего рыболова, в чьи руки попадает магазинная или чья-нибудь самодельная блесна, обязательно появляется какой-то изобретательский зуд, следствием которого стало создание бесчисленного множества моделей блесен.

Один рыболов показывал мне блесны — образцы подлинной натуральности. Тут и очертания под живую рыбку, и глазки, и насечки чешуек, и крашеные плавники, и даже наклеенные фотографии живых рыбок. Диковинок много. В конце января на лесном озере один из соседей хвалился блесной, ничуть не похожей на рыбку: блестящая, с подкрашенной головой, стремительная, беспрерывно мечущаяся в разные стороны. Чтобы пояснить высокие достоинства блесны, он оценил ее такими словами: «Понимаете, так кидается, будто она только что взбесилась». И когда я сказал ему, что в глухозимье такая блесна не подходит и ее «чары» теперь бессильны, он, похоже, обиделся. Но таких «знатоков» мало. Настоящие любители действуют на льду осмысленно, с учетом окружающих условий, с применением подходящих к этим условиям приемов блеснения.

В арсенале блесен московских рыболовов уже встречаются блесны «завтрашнего дня». Они рассчитаны на привлечение хищника звуком, запахом. Опытные блесны, отделанные светосоставами, в подмосковных водоемах не привились, хотя возможно, что некоторые рыболовы все еще мечтают о привлечении рыбы специфическими световыми сигналами и продолжают поиск. Не достигают желанной цели и блесны с запахом.

Не создано пока еще искусственное покрытие приманок с необходимыми ароматическими свойствами. В прошлую зиму мне довелось видеть оригинальную, но вместе с тем неповоротливую блесну в капроновой «кофточке», надетой на ее нижнюю половину. «Кофточка» плотно облегала выпуклую сторону блесны, а на вогнутой имела «декольте» с пышным напуском. Сюда вместо надушенного платочка был заложен… фарш из ерша.

Автор блесны рассчитывал, что аппетитное «излучение» будет действовать, как магнит, но успеха не имел и все жаловался, что никак не может «отрепетировать» необходимое движение блесны.

Можно предположить, что для исследований такого характера скорей подошли бы каркасные блесны с сетчатой обтяжкой.

Разнообразнее оказались первые образцы блесен-«сирен», призванных привлекать хищную рыбу «сладкими» звуками. Тут и полые погремушки, рассчитанные на «малиновый звон», тут и блесны, завешенные бусами, издающими рассыпчатое позвякивание. Все это красиво, занятно, но — «от лукавого». Под водой, все эти «сирены» могут издавать звуки не предусмотренные. В общем, до «Эврики» еще далеко.

Однако пытливые умы все-таки сумели в таком, казалось бы, бесполезном многообразии моделей найти кое-что рациональное. Так, все больше распространяются блесны с ребристой, гофрированной и шероховатой поверхностью (в виде различных насечек и припорашиваний). И судя по опыту не одного рыболова, а целой группы, эти приманки стали давать, хорошие результаты. Шуршащая рубашка блесны, возможно, и есть одно из направлений того пути, по которому пойдет моделирование «разноязыких» блесен.

Наряду с блеснением практикуется сейчас и ловля в отвес на снасточку с мертвой рыбкой, а также на крупную мормышку с выступом, на котором закрепляется тушка рыбки или малек. Мормышка эта получает все большее признание. По своему устройству она напоминает блесну-пульку уменьшенного размера, верх которой вместо зеркальца прикрыт белой жестью. Припаянный к выступу двойной крючок вынесен вперед, за пределы тела мормышки, и дает возможность ловить в отвес при вялых поклевках.

В начале выступа имеются два отверстия, в которые продета мягкая проволочка для закрепления наживки. Тушка рыбки или малек размещается на выступе между рожками крючка так, чтобы половина наживки свободно свешивалась. Такая наживка во время колебаний грациозно помахивает хвостиком, возбуждая аппетит хищной рыбы. И недаром один из любителей ловли на такую приманку назвал ее змеем-искусителем.

Блесны делают многие рыболовы. И свою конструкцию «доводят» на водоеме. Лучшая лаборатория для исследований — это перволедье.

…Блесна отрывается от чистого, не-запорошенного льда и голубой или сизой молнией летит по наклонной, уплывая по невидимой крутой дорожке в подледный сумрак. Рыболов подтягивает ее к поверхности, и начинаются «муки освоения». В руках у него плоскогубцы — ими он блесну то изгибает, то выпрямляет, то снова изгибает… Блесны «строптивые» — укрощаются, вялые — оживляются.

На свете нет двух блесен, игра которых была бы абсолютно одинаковой. К тому же задуманный самим рыболовом характер игры достигается не только конструктивными особенностями блесны. Многое зависит от методов блеснения.

Есть очень простые, даже известные вещи, но как случайно открываешь их для себя. Когда-то меня учили, что при ловле судака надо играть блесной с довольно продолжительными паузами — около 10 секунд. Советовали подтягивать блесну на высоту 10-15 см медленно, затем быстрее, но плавно, и только перед концом цикла встряхивать ее коротким взмахом, обращая особое внимание на точное соблюдение периодичности. Приемы эти легко осваиваются и скоро приобретают автоматизм.

Много лет я пользовался этими советами, но их смысл открылся для меня позднее, когда довелось присутствовать в домашней лаборатории одного энтузиаста, исследовавшего аэродинамические свойства моделей блесен, изготовленных из бумаги (разумеется, испытания моделей проводились не в воде, а в воздушной среде).

Для исследований моему знакомому понадобились бамбуковый хлыстик с леской диаметром 0,08 мм, мякиш хлеба, конторский клей и коробочка с нумерованными бумажными моделями блесен. На конце лески вместо заводного кольца и карабина кусочек хлорвинилового провода и заколка из проволочки, позволяющая быстро заменять блесны. Испытывались «ромбики», «овалы», «ложки» и другие формы приманок, блесны одной формы, но с разными вариантами изгиба в продольной оси, с различной толщиной бумажных наклеек, увеличивающейся к головной части.

В игре блесен — никакой закономерности. Но вот как будто найден оптимальный вариант, и мы вдруг явственно ощутили вокруг себя привычный нам мир подледного блеснения. От короткого взмаха хлыстиком блесна легко взлетала, принимала наклонное положение и под углом наклона уходила вперед. А дальше — все так же, как в более вязкой водной среде. Подчиняясь закону притяжения, модель принимала отвесное положение, медленно поворачиваясь из стороны в сторону.

Что же извлекли мы из этих опытов? Каждую самодельную блесну, прежде чем выходить с ней на водоем, надо испытать дома, внося, если это необходимо, коррективы в ее конструкцию. Каждая блесна имеет свое наиболее эффективное поле действия, определяемое высотой взмаха удильником, и свою игру, зависящую не только он конструктивных особенностей, но и от характера встряхивания, придающего приманке первоначальную направленность движения. Здесь, как говорят инженеры, моделируется не только структура объекта, но и его функции.

Какой же должна быть игра блесны? Достоверно никто не знает, почему судак хватает блесну. Уверенно можно сказать, что ее принимают за живую рыбку, лишь когда она внезапно вторгается в стаю голодных судаков. В этом случае поклевки следуют одна за другой.

Характер поклевок судака изучен достаточно. Чаще всего поклевка ощущается, как два-три неуверенных, как бы «пробующих» толчка или как внезапно повисшая тяжесть на блесне, перешедшей после игры в отвесное положение либо начинающей подниматься. Приманку, пронизывающую толщу воды, судак обычно не берет и за ней не гонится.

Следовательно, блесна должна быть вполне «уловимой», обладать сдержанной манерой игры. Интенсивность этой игры, в отличие от летнего времени, зимой уже не является достоинством. Панические броски блесны, частое опрокидывание на бок и всякие другие беспорядочные движения не только не привлекают, но иногда даже отпугивают судака.

В водоемах, где нет течения, блесна должна быть легкой, а ее игра выражается в замедленных ритмичных движениях. Лишь при длительном отсутствии поклевок спокойную однообразную игру блесны целесообразно изредка нарушать другими приемами: поднимать приманку выше, чтобы расширить поле ее действия, пошевеливать ее на дне, увеличивать продолжительность паузы.

Практика показала, что для ловли судака блесны, имеющие округлый изгиб в поперечном направлении, менее эффективны по сравнению с блеснами, плавно изогнутыми в продольной оси. Продольный изгиб, образующий незначительную выпуклость преимущественно в головной части узких продолговатых блесен, создает наиболее устойчивый ход, а следовательно, и более спокойную, однообразную их игру. Но это совсем не означает, что судака нужно ловить только на длинные узкие блесны. Умелое управление приманкой, имеющей такой же изгиб, позволяет получить нужную игру при ловле и на удлиненные «овалы», и на «ромбики» малых размеров.

Блесны для ловли судака, характеризующиеся спокойной устойчивой игрой, следует делать разных видов и размеров. В одних местах водоема судак может хорошо брать на длинные узкие блесны, а в других на небольшие блесны. Возможно, это зависит от наличия и поведения того живого корма, которым питается судак.

На рисунке: А и Б — планирующие блесны с легким ходом (А — из светлого металла или посеребренная, Б — из светлого металла с напаянными на внутренней стороне полосками из латунной фольги); В — блесна из меди или латуни с напаянным на внутренней стороне пищевым оловом, в котором сделаны поперечные конусообразные пропилы; Г — тяжелая из светлого металла блесна для ловли на течении или большой глубине; Д — блесна, изготовленная из двух металлических пластинок разного цвета, скрепленных по ребрам припоем; Е — мормышка с выступом и двумя отверстиями, в которые пропущена мягкая проволока для закрепления головки малька.

Г. Сазонов
«Рыбоводство и рыболовство № 2 — 1980 г.»

Отправить ответ

Оставьте комментарий!

avatar
wpDiscuz